В полон ленинградцев забрать.

Нас голодом желает он взять,

Отнять Ленинград у Рф,

В полон ленинградцев забрать.

(Н. Тихонов. Киров с нами)


5 ведущий: Таким макаром, не сумев преодолеть стойкость защитников Ленинграда в открытом бою, гитлеровцы замыслили удушить город голодной блокадой.

Голод… как-то Ольга Берггольц произнесла: «Голод – был наемным убийцей гитлеровцев». Да, это В полон ленинградцев забрать. так. Они поставили его в один ряд с другими операциями, только возлагали надежды, что эта операция резвее бомб и снарядов опустеет город.

Научное обоснование операции «Голод» разработал наикрупнейший германский спец в области питания доктор Цигельмаер. По его подсчетам город был должен умереть уже в первую блокадную зиму. Германское командование В полон ленинградцев забрать. получило скрытый приказ «О будущности Петербурга», в каком Гитлер предлагал: «… стереть С.-Петербург с лица земли. После поражения Русской Рф нет никакого энтузиазма для предстоящего существования этого огромного пт… перекрыть город методом обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежкой с воздуха сровнять его с землей».

6 ведущий: Поражение немецко-фашистских войск под В полон ленинградцев забрать. Ленинградом в сентябре 1941 года, стало началом геройской борьбы, которую в следующие месяцы пришлось выдержать заступникам и популяции городка. Оборона Ленинграда – одна из самых геройских страничек российскей истории, и сразу, самая трагическая. Вся страна, в томные два первых года войны, знала: невзирая ни на что Ленинград держится. Это В полон ленинградцев забрать. присваивало убежденности в собственных силах, крепило веру в окончательную победу.

7 ведущий: Но каково было ленинградцам?

8 сентября 1941 года, в итоге сильной бомбежки сгорели Бадаевские склады, на которых хранились огромные припасы продовольствия. Таким макаром, уже в первых числах сентября вводятся продовольственные карточки, по которым обитатели получали хлеб в течении всего времени блокады. В В полон ленинградцев забрать. течении самых ужасных зимы и весны 1942 года паек хлеба для питания малышей и стариков уменьшили до 125 граммов. 125 блокадных граммов…


Чтец: «125 блокадных граммов, с огнем и кровью пополам». Так гласила об этом куске хлеба в деньки блокады, поэтесса Ольга Берггольц. Вот они! Другой пищи просто не было!

(На блюдце лежит В полон ленинградцев забрать. кусок хлеба, ровно 125 граммов)


ведущий: Во всех булочных Ленинграда в блокадные деньки висели вот такие объявления. ( нормы выдачи хлеба популяции Ленинграда). И даже за этими ничтожными кусками необходимо было отстоять многочасовую очередь на морозе, которую занимали еще затемно.


ведущий: Уже в октябре 1941 года в городке начался голод. Скоро его жертвы В полон ленинградцев забрать. исчислялись уже тыщами. Только зимой 1941-1942 года в братских могилах на Пискаревском кладбище захоронили около 500 тыщ ленинградцев. Стремясь спастись от истязающей погибели, люди употребляли в еду кошек, собак и птиц, варили мучной клей для обоев, изделия из кожи, ели всякого рода технические масла, лекарства. И часто гибли от этого. В В полон ленинградцев забрать. ноябре 1941 года иссякли припасы горючего, закончилась подача электроэнергии. Тормознул трамвай. Вышел из строя водопровод. У оставшихся в живых часто не было сил похоронить собственных близких.

ведущий: Историй о голоде в блокадном Ленинграде тыщи. Некие из их обрисовал в собственных мемуарах о блокадном городке нейрохирург Иван Кудрин: «… Мы не только лишь В полон ленинградцев забрать. обработали и засадили огороды в Рыбацком и Мурзинке, но получили значительную полосу земли в саду у Зимнего дворца, который был отдан нашему лазарету. Это была потрясающая земля. Другие ленинградцы обрабатывали другие сады, скверы, Марсово поле. Мы посадили даже 10-ка два глазков от картофеля с прилегающим куском шелухи, также капусту, брюкву В полон ленинградцев забрать., морковь, лук-сеянец и в особенности много турнепса. Сажали всюду, где только был клочок земли. Супруга же, опасаясь недочета белковой еды, собирала с овощей слизняков и мариновала их в 2-ух огромных банках…»

ведущий: Голод… Не дай нам бог испытать это чувство… Не дай нам бог испытать то, что В полон ленинградцев забрать. делает голод с людьми…


Чтец: Ольга Берггольц писала об этом: «Не обернуться в оборотня, зверька… »


ведущий: можно несколько человек, как сценка

Нейрохирург Иван Кудрин вспоминал случай, который томным грузом остался у него на совести: «… В самую серьезную часть зимы 1941-1942 года я брел из Бехтеревки на улицу Пестеля в собственный В полон ленинградцев забрать. лазарет. Опухшие ноги практически не шли, голова кружилась, каждый усмотрительный шаг преследовал одну цель: продвинуться вперед и не свалиться при всем этом. На Староневском я возжелал зайти в булочную, чтоб отоварить две наши карточки и хоть мало согреться. Мороз пробирал до костей. Я стал в очередь и увидел В полон ленинградцев забрать., что около прилавка стоит мальчик лет семи-восьми. Он наклонился вниз и весь вроде бы сжался. Вдруг он выхватил кусочек хлеба у только-только получившей его дамы, свалился, сжавшись в комок спиной наверх, как ежик, и начал скупо рвать хлеб зубами. Дама, утратившая хлеб, дико завопила: наверняка, ее дома ожидала В полон ленинградцев забрать. с нетерпением голодная семья. Очередь смешалась. Многие кинулись лупить и топтать мальчишку, который продолжал есть, ватник и шапка защищали его. «Мужчина! Хотя бы вы помогли», - кликнул мне кто-то, разумеется, поэтому, что я был единственным мужиком в булочной. Меня закачало, очень закружилась голова. «Звери вы, звери», - прохрипел я В полон ленинградцев забрать. и, шатаясь, вышел на мороз. Я не мог спасти малыша. Довольно было легкого толчка, и меня, непременно, приняли бы разгневанные люди за сообщника, и я свалился бы. Да, я мещанин. Я не кинулся выручать этого мальчишку. Но неготовность поделить участь избиваемого малыша навечно осталась у меня засечкой на совести…»

ведущий: И В полон ленинградцев забрать. невзирая ни на что люди пробовали жить… выжить… не умереть от холода, голода и мглы… Это удавалось не многим… Не все выдерживали испытание. Было различное, и мародерство, и спекуляция. Было и бесчувствие, и черствость, крали карточки, вырывали кусочек хлеба, обирали умирающих.

ведущий: Но, были и другие истории. Бывшая В полон ленинградцев забрать. трамвайщица Варвара Васильевна Семенова вспоминает: «Помню, привезли ребят-близнецов в стационар… Вот предки прислали им небольшую передачу: три печеньица и три конфетки. Сонечка и Сереженька – так звали этих ребятишек. Мальчишка для себя и ей отдал по печенкой, позже печенье поделил напополам. Остаются крошки, он дает крошки сестрички. А В полон ленинградцев забрать. сестричка кидает ему такую фразу: «Сереженька, мужикам тяжело переносить войну, эти крошки съешь ты». Им было по три года. Они чуть гласили, такие крошки!»

Но, как не удивительно, невзирая на все страхи блокады, в осажденном городке многие писали стихи и вели дневники. Как, к примеру, школьница Таня Савичева. Вот несколько страниц этого В полон ленинградцев забрать. дневника. (На щите фото страниц из дневника Тани Савичеой).


Чтец:

«Женя погибла 28 декабря в 12.30 часов утра. 1941 год». (Женя – это сестра Тани).

«Бабушка погибла 25 января в 3 часа. 1942 год».

«Лека погиб 17 марта в 5 часов утра. 1942 год». (Лека – это брат Тани).

«Дядя Вася погиб 13 апреля в 2 часа ночи. 1942 г.».

«Дядя Леша, 10 мая В полон ленинградцев забрать. в 4 ч. денька 1942г.».

«Мама, 13 мая в 7 ч. 30 мин. утра 1942 г.».

«Умерли все».

«Осталась одна Таня».


ведущий: Когда погибли все родные, чудом выжившая девченка попала в детский дом. Оттуда ее вывезли на Огромную землю. Два года докторы боролись за ее жизнь, но спасти Таню так и не В полон ленинградцев забрать. смогли…


ведущий: Либо еще ежедневник… мальчугана Юры Рябинина: «Теперь я не много забочусь о для себя. Сплю одетый, немного прополаскиваю с утра лицо, рук мылом не мою, не переодеваюсь. Я живу в голоде, холоде, посреди блох…»

Последующая запись: «Эх, как охото спать, спать, есть… А что еще человеку нужно? А будет В полон ленинградцев забрать. человек сыт и здоров – ему захочется чего-нибудь еще… Месяц тому вспять я грезил о хлебе с маслом, с колбасой, а вот сейчас уже об одном хлебе».

ведущий: Еще одна запись: «Боюсь, что и дневник-то этот мне не придется окончить, чтоб на последней страничке написать слово В полон ленинградцев забрать. «конец». Уже кто-то другой допишет его словом «смерть».».

Так оно и случилось. Юра Рябинин навечно остался в Ленинграде… Мама, оставшись перед выбором, кого выручать – отпрыска либо дочь, - избрала дочь. У нее не хватило сил доставить на вокзал обоих.

ведущий: Неприятели, естественно, не посиживали «сложа руки», дожидаясь, когда обитатели блокадного Ленинграда В полон ленинградцев забрать. погибнут от холода и голода! На город практически каждый денек обрушивались бомбежки и артобстрел. Но, зимой, когда леденело Ладожское озеро, у городка появлялась надежда – Дорога жизни. Тоненькая ниточка связывала Ленинград с Большой землей – военно-автомобильная дорога №102, часть которой (30 км.) проходила по льду Ладожского озера.


Чтец: Дорогой жизни шел к В полон ленинградцев забрать. нам хлеб,


v-praktike-telemarketinga-ochen-neprosto-najti-obhodnoj-manevr-chtobi-minovat-sekretarya-kompanii-luchshe-zvonit-ot-realnogo-ili-po-legende.html
v-prava-i-obyazannosti-potrebitelya.html
v-prave-obshej-sobstvennosti-na-zhiloj-dom.html